Антидепрессанты для лечения невралгии

Сравнительный анализ эффективности антидепрессантов и антиконвульсантов при лечении нейропатической боли у больных опоясывающим лишаем

Антидепрессанты для лечения невралгии

Ситкали И.В., Колоколов О.В., Кравченя С.С.

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И.Разумовского Минздравсоцразвития России, кафедра неврологии ФПК и ППС им. К.Н. Третьякова, кафедра кожных и венерических болезней

герпес, опоясывающий лишай, невропатия, невралгия, нейропатическая боль, антиконвульсанты, антидепрессанты, амитриптилин, трилептал, ВАШ

В настоящее время от 2% до 40% людей в мире страдают хронической болью. По патогенезу хроническая боль подразделяется на: нейропатическую, ноцицептивную и психогенную.

Нейропатическая  боль – это боль, возникающая в результате повреждения или изменений в соматосенсорной (периферической и/или центральной) нервной системе.

Характерными чертами нейропатической боли являются: характер – жгучая, стреляющая; неэффективность традиционных анальгетиков; возникновение при наличии неврологического дефицита (инсульт, травма НС и т.д.); отсутствуют симптомов текущего поражения тканей организма; локализация в зоне сенсорного дефицита (гипостезии); сочетание с вегетативной симптоматикой и моторными расстройствами.

Наиболее распространенные нозологические причины нейропатической боли:

I. Периферическая нейропатическая боль:

  • полинейропатии (алкогольная, диабетическая и др.),
  • комплексный региональный болевой синдром,
  • радикулопатии,
  • невралгии (постгерпетическая, посттравматическая, тригеминальная и др.),
  • туннельная мононейропатия,
  • фантомные боли.

II. Центральная нейропатическая боль:

  • ВИЧ-ассоциированная миелопатия,
  • рассеянный склероз,
  • постинсультная,
  • спинальная травма,
  • сирингомиелия.

Согласно современным рекомендациям по терапия нейропатической боли препаратами выбора являются: антидепрессант, антиконвульсанты; комбинированные анальгетики, местные анестетики.

Провести сравнительный анализ эффективности антидепрессантов и антиконвульсантов при лечении нейропатической боли у больных опоясывающим лишаем.

Обследовано 59 пациентов, страдающих опоясывающим лишаем. Все больные находились на лечении в клинике кожных и венерических болезней (ККВБ) СГМУ и были осмотрены дерматологом и неврологом.

Группу I (n=20) составили больные herpes zoster (HZ), получавшие антидепрессант (амитриптилин, А), группу II (n=16) – больные herpes zoster, которым был назначен антиконвульсант (трилептал, Т). Диагноз herpes zoster во всех случаях верифицирован данными осмотра дерматологом, характер неврологических расстройств уточнял невролог.

В группу III (n=23) вошли пациенты в силу различных причин (невысокий уровень болевого синдрома, наличие противопоказаний, отказ пациентов и др.) не получавших ни одного из указанных выше препаратов.

В ходе исследования оценивали пол и возраст пациентов, длительность периода от момента возникновения боли до появления высыпаний, длительность периода от момента начала заболевания до госпитализации, длительность пребывания в стационаре, число пораженных сегментов, локализацию высыпаний.

Учитывали наличие неврологических расстройств (нарушения чувствительности, двигательные нарушения, другие очаговые нарушения, общемозговые симптомы, менингиальные симптомы), наличие сопутствующих заболеваний (сахарного диабета, других нарушений обмена, полиневропатии, токсического поражения нервной системы, других неврологических нарушений, а так же других заболеваний), необходимость использования нестероидные противовоспалительные средства (НПВС), назначение противовирусных препаратов, антибиотиков, антигистаминных, нейропротективных препаратов, своевременность назначения противовирусного препарата, своевременность и длительность назначения препаратов амитриптилин или трилептал, дозу указанных препаратов, выраженность боли до начала лечения и через 10 дней после терапии. Для исследования уровня боли использовались визуально-аналоговая шкала (visual analogue scale, VAS).

Обработка данных проводилась с помощью Microsoft Office Excel 2007 и Statistica 8.

В группе I преобладали мужчины (60%), средний возраст составил 63,5 ± 15,2 лет. В группе II преобладали женщины (69%), средний возраст составил 59,2 ± 16,4 лет. В группе III незначительно преобладали женщины (56%), средний возраст составил 51,3 ± 20,2 лет.

Пациенты группы I отмечали появление боли в среднем за 1,3 дня до кожных высыпаний, длительность периода до назначения адекватной терапии составила 7,5 дней, В группе II эти показатели были чуть выше (2,0 и 8,2 соответственно), а группе III – чуть ниже (1,0 и 5,6 соответственно).

Длительность пребывания в стационаре существенно не отличалась, но была несколько ниже в группах I и II (13,6 и 15,8 дня соответственно) по сравнению с III (16,3 дня).

На момент госпитализации выраженность боли у пациентов I и II групп была выше (в среднем – 5,3 балла), нежели у больных III группы (в среднем – 4,0 балла).

При анализе данных анамнеза, оценке неврологического статуса, локализации и распространенности герпетической инфекции достоверных различий не обнаружено. Базисная терапия (противовирусные препараты, антибиотики, антигистаминные, нейропротективные препараты, НПВС) во всех трех группах была аналогичной и назначалась в одни и те же сроки.

До начала лечения в группе I слабая или умеренная боль (от 0 до 3 баллов) отмечалась у 5% больных, сильная или очень сильная (от 4 до 7 баллов) – у 95% пациентов. После лечения у 70% больных боль исчезла или почти исчезла (от 0 до 1 балла), у  30% выявлялась слабая или умеренная боль (от 0 до 3 баллов) ( Рис.1).

В целом, в данной группе установлено снижение уровня боли в ходе лечения в среднем с 5,4 до 0,8 баллов (Рис. 2).

Пациентами группы II выраженность боли до начала лечения обычно (94%) оценивалась как сильная или очень сильная, у 6% больных наблюдалась слабая или умеренная боль. В результате лечения уменьшение боли до 0-1 баллов выявлено у 94% больных, боль интенсивностью 2-3 балла отмечена 6,2% пациентов  (Рис. 3).

В целом, в данной группе установлено снижение боли в ходе лечения в среднем с 5,3 до 0,4 баллов  (Рис.4).

Среди пациентов группы III наблюдалось меньшее число лиц, страдающих от сильной или очень сильной боли (74 %), слабая или умеренная боль отмечалась у 26% больных. После лечения у 74% пациентов выраженность боли снизилась до 0-1 баллов, а у 26% больных оставалась на уровне 2-3 баллов  (Рис.5).

В целом, в данной группе установлено менее значительное снижение боли в ходе лечения (в среднем с 4,0 до 0,8 баллов) (Рис.6).

Динамика снижения боли по всем трем  исследуемым группам представлена на рисунке 7.

В ходе исследования установлена высокая эффективность антидепрессантов (амитриптилин) и антиконвульсантов (трилептал) при назначении с целью купирования нейропатической боли у больных опоясывающим лишаем.

При назначении антиконвульсантов (трилептал) достигается более надежный анальгетический эффект уже спустя 10 дней терапии.

Назначение антидепрессантов или антиконвульсантов показано во всех случаях herpes zoster при отсутствии противопоказаний, особенно при уровне боли больше 5 баллов по VAS.

Источник: //medconfer.com/node/1671

Антидепрессанты в лечении боли

Антидепрессанты для лечения невралгии
3.1. Постгерпетическая невралгия (ПГН) В исследованиях [49,55,97-100] показано, что амитриптилин, нортриптилин и дезипрамин эффективны при лечении боли, связанной с ПГН. Амитриптилин уменьшал боль более чем у 65% пациентов с ПГН [99], однако в другом исследовании процент таких пациентов равен 47 [55].

При сравнении амитриптилина с ТеЦА мапротилином отмечено, что при применении амитриптилина анальгетический эффект был выше. При увеличении дозы амитриптилина наблюдается прямая корреляция между её увеличением и частотой и выраженностью побочных эффектов [98].

При сравнении нортриптилина с амитриптилином показано, что анальгетический эффект данных препаратов одинаковый, однако при приеме нортриптилина чаще наблюдались побочные эффекты [100]. В исследовании [49] установлена эффективность дезипрамина при ПГН.

Рекомендации Европейской Федерации Неврологических Обществ (European Federation of Neurological Societies, EFNS) по фармакологическому лечению невропатической боли. Лечение постгерпетической невралгии: препараты первой линии – ТЦА, прегабалин/габапентин, лидокаин (у пожилых), уровень А; препараты второй линии – опиоиды, капсаицин (крем), уровень А.

3.2. Болевая форма диабетической полиневропатии (БДП)

Установлена эффективность ТЦА – амитриптилина, имипрамина, кломипрамина, дезипрамина, нортриптилина – при БДП [41,53,54,82,83]. При сравнении дезипрамина и амитриптилина показано, что оба препарата оказывают сходное по эффективности действие [54]. Кломипрамин превосходит дезипрамин по эффективности [82].

В отличие от дезипрамина при увеличении дозы имипрамина или кломипрамина анальгетический эффект возрастает [83]. В исследовании [61] показано, что эффективность амитриптилина и габапентина при БДП одинакова. При сравнении ТЦА и СИОЗС установлена меньшая эффективность последних при БДП [85].

Так, пароксетин уступал в этом отношении имипрамину, вызывая при этом меньше побочных эффектов [54]. При сравнении ряда антидепрессантов оказалось, что около 70% пациентов отмечали значительное уменьшение боли при приеме амитриптилина, 61% – дезимпрамина, 48% – флуоксетина, 41% – плацебо. Циталопрам проявил умеренный эффект при незначительном побочном действии [84].

Дулоксетин оказался высокоэффективным средством при БДП с хорошим профилем безопасности [3,68,69,88]. При этом процент выбывания пациентов из исследования составил 12 [68]. В процессе лечения дулоксетином у некоторых больных диабетом отмечались колебания уровня глюкозы в крови, что не коррелировало с анальгетическим эффектом [45].

Анальгетический эффект дулоксетина превышал таковой у плацебо при использовании препарата в диапазоне доз 60-120 мг/сутки. При этом увеличение дозы не сопровождалось повышением анальгезии, но количество и выраженность побочных эффектов возрастали.

В систематическом обзоре [38], содержащим результаты 6 исследований (460 пациентов с невропатической болью), показано, что в 4-х из них венлафаксин статистически достоверно уменьшал болевой синдром.

Рекомендации EFNS по фармакологическому лечению невропатической боли. Лечение болевой полиневропатии: препараты первой линии – габапентин, прегабалин, ТЦА, СИОЗСН (дулоксетин, венлафаксин), уровень А.

3.3. Центральная невропатическая боль

В исследовании [23] изучали пациентов с болью в результате повреждения спинного мозга. Пациенты были случайно распределены в две группы, одна из которых получала амитриптилин, а другая активное плацебо (плацебо, которое повторяет побочные эффекты исследуемого лекарственного средства, но не то специфическое терапевтическое действие, которым предположительно это средство обладает). При оценке боли до и после лечения выявлена эффективность амитриптилина по сравнению с плацебо. В то же время в литературе встречаются противоположные сведения об эффективности ТЦА при болевых синдромах вследствие повреждения спинного мозга, однако эти сведения основаны на описаниях случаев, а не слепых плацебо-контролируемых исследованиях [29,35]. Показано, что амитриптилин оказывает выраженный анальгетический эффект у пациентов с центральной постинсультной болью [51].

Рекомендации EFNS по фармакологическому лечению невропатической боли. Лечение центральной невропатической боли: препараты первой линии – габапентин, прегабалин уровень А; амитриптилин, уровень В/А.

3.4. Фибромиалгия (ФМ)

ФМ является комплексным заболеванием с большим спектром симптомов, поэтому рассмотрение эффективности лекарственных средств с позиции доказательной медицины достаточно сложно.

В связи с этим в литературных источниках можно встретить исследования, в которых эффективность антидепрессантов у пациентов с ФМ не доказана [71], и, напротив, исследования, результаты которых говорят об эффективности антидепрессантов [64].

В исследовании [15] показано, что ТЦА улучшают качество сна, уменьшают тревогу, но не влияют на напряженность и болезненность триггерных точек. В исследовании [24] после 1 месяца лечения ФМ улучшение отмечали 21% пациентов (0% получавших плацебо). После 6 месяцев лечения количество пациентов, отмечающих улучшение, увеличилось до 36 и 19%, соответственно.

В многочисленных исследованиях показано, что СИОЗС вызывают незначительный анальгетический эффект при ФМ. Так, в одном из таких исследований обследовали 22 пациента и сравнили эффект циталопрама и плацебо [63].

После 8 недель лечения (4 недели лечения плацебо, 4 недели – циталопрамом), не обнаружено различий при измерении боли различными шкалами, а также при использовании шкал депрессии. Применение СИОЗС при ФМ может вызвать парадоксальную реакцию в виде усиления симптомов ФМ.

В исследовании [13] показано, что у пациентов с ФМ, которые получали флуоксетин (45 мг/день или более), нарастали такие симптомы, как боль, тревога и депрессия при опросе пациентов с помощью шкалы тяжести ФМ (FIQ).

Существует гипотеза, что СИОЗС в больших дозах могут ингибировать обратный нейрональный захват норадреналина, что в свою очередь может косвенно усиливать анальгетический эффект [62]. В систематическом обзоре [27] показано, что пациенты с ФМ, получавшие милнаципран, отмечали больший обезболивающий эффект, чем в контрольной группе.

Традиционно для лечения ФМ используют ТЦА, однако, их побочные эффекты снижают у пациентов приверженность лечению. Напротив, СИОЗС имеют меньше побочных эффектов, но обладают малой эффективностью при данном заболевании. СИОЗСН сочетают низкий риск развития побочных эффектов и обладают достаточной эффективностью.

При применении венлафаксина в дозе менее 150 мг/сутки он проявляет свойства СИОЗС, а в дозах более 150 мг/сутки – свойства СИОЗСН. Таким образом, при лечении болевых синдромов данный препарат следует назначать в дозе более 150 мг/сутки. Дулоксетин проявил эффективность не только в отношении боли, но и других симптомов, сопровождающих ФМ.

В исследовании [14] показано, что дулоксетин значительно уменьшает боль, количество триггерных точек и увеличивает болевой порог этих точек по сравнению с плацебо. Показано, что при приеме антидепрессантов, в частности, дулоксетина, значительно улучшается качество жизни пациентов с ФМ, а анальгетические свойства дулоксетина не зависят от его влияния на депрессивное настроение [16]. Подобные сведения об эффективности лечения ФМ получены при использовании милнаципрана [95] и венлафаксина [75].

Рекомендации Техасского университета (США) по лечению фибромиалгии у взрослых (дано в сокращении – представлена только фармакотерапия) [93]. Антидепрессанты: ТЦА – амитриптилин, уровень А; СИОЗСН – дулоксетин, милнаципран, уровень А; венлафаксин, уровень С; СИОЗС – флуоксетин, пароксетин, уровень В; циталопрам, уровень D.

3.5. Другие заболевания

Исторически анальгетический эффект антидепрессантов был впервые описан у пациентов с суставной болью [50]. В отдельных исследованиях показано, что ТЦА уменьшают боль при остеоартрите [21].

Диагноз боли в нижней части спины весьма распространен, он включает широкий спектр различных проблем, что делает его важным для врачей различных специальностей.

В единственном отчете о рандомизированном контролируемом исследовании применения доксепина у пациентов с болью в нижней части спины показано, что препарат может оказать умеренный анальгетический эффект и уменьшить симптомы депрессии [43].

В систематическом обзоре 10 исследований [94] не установлено различий между плацебо и антидепрессантами при лечении хронической неспецифической боли в спине.

Однако механизм противоболевого действия антидепрессантов основан не только на редукции депрессии (уменьшение выраженности депрессии уменьшает болевой синдром), но и на усилении действия экзогенных (НПВП) и эндогенных анальгезирующих веществ (эндорфины, энкефалины). Поэтому антидепрессанты могут играть важную роль в комплексной терапии боли в спине [1].

Применение амитриптилина у больных с онкологическими заболеваниями и невропатической болью не дало желаемого результата, при этом исследование включало небольшое количество (16) пациентов [58].

Антидепрессанты не проявили эффективности при лечении ВИЧ-ассоциированной сенсорной невропатии [48].

4. Безопасность и побочные эффекты антидепрессантов

Безопасность антидепрессантов неодинакова при их применении в неврологической и психиатрической практике. Для лечения болевых синдромов обычно используют небольшие дозы антидепрессантов (в 2 и более раз меньше), чем при лечении депрессии.

При применении современных антидепрессантов частота возникновения и выраженность побочных эффектов ниже, чем при приеме ТЦА.

В мета-анализе [17] исследовали переносимость ТЦА и СИОЗС, используемых для лечения депрессии; был вычислен NNtH – number needed to harm (в данном случае этот показатель показывает количество пациентов, получающих лекарство, из которых один вынужден прекратить прием данного препарата из-за побочных эффектов).

Для ТЦА этот показатель составил от 5 до 11 и от 21 до 94 для СИОЗС.

У пациентов с тяжелой депрессией (с бредовыми идеями самообвинения и самоуничижения, суицидальными мыслями) повышен риск суицида, поэтому необходимо участие психиатра в лечении такого пациента [2].

При приеме антидепрессантов часто отмечается увеличение массы тела. При использовании данных препаратов для лечения депрессии улучшение настроения оказывало положительное влияние на аппетит. ТЦА чаще, чем СИОЗС вызывают увеличение массы тела пациентов, что отрицательно сказывается на приверженности пациентов к лечению [33].

При приеме ТЦА часто наблюдаются побочные эффекты, связанные с действием на холинергическую систему: как сухость во рту, седация, затруднение мочеиспускания, запоры.

В исследовании [36] изучали группу из более 2200 пациентов с переломом бедра; 70% принимали лекарственную терапию до момента перелома. При сравнении с группой контроля оказалось, что эти пациенты принимали ТЦА или СИОЗС в два раза чаще, что свидетельствует об увеличении риска падений при приеме антидепрессантов.

При назначении любых препаратов беременным следует соблюдать особую осторожность. Показано, что ни ТЦА, ни СИОЗС не могут быть применены во время беременности, так как это сопряжено с высоким риском развития врожденных пороков развития [31].

С осторожностью следует назначать любые препараты с седативным эффектом пациентам, которые водят автотранспорт. В исследовании [67] обследовали пациентов после однократного приема (без титрования дозы) антидепрессанта с седативным эффектом (амитриптилин, имипрамин, доксепин, миансерин) и тестировали их на способность управлять автомобилем.

Полученные данные были сопоставимы, как если бы пациенты приняли алкоголь в дозе, эквивалентной 0,8 мг/мл. При дальнейшем приеме антидепрессантов в течение недели способность управлять автомобилем была такой же, как и в контрольной группе (получавшей плацебо). Исключение составили пациенты, получавшие миансерин – их способность управлять автомобилем осталась нарушенной.

Отмечено, что одновременный прием бензодиазепинов с антидепрессантами значительно нарушает способность управлять автомобилем. При приеме СИОЗС не отмечено влияния на способность управлять автомобилем. Во время приема ТЦА пациенты должны быть предупреждены, что необходимо избегать управления автомобилем во время титрования препарата.

Также пациентов следует предупреждать о взаимодействии ТЦА с другими препаратами, обладающими седативными свойствами.

Установлено, что для флуоксетина характерен повышенный риск развития пептических язв, чем для других СИОЗС [20]. В крупном исследовании обследовали более 15000 пациентов, которые впервые начали систематически принимать НПВП с антидепрессантами или только НПВП.

Подсчитывали количество первых случаев описания пептических язв (при приеме НПВП и без них), на второй день при приеме НПВП и на 10-й день при приеме антидепрессантов. 619 пациентов получали ТЦА (без НПВП) – инцидентность пептических язв составила 0,051.

В группе, получавших только СИОЗС (1181 пациент), инцидентность – 0,06. При одновременном приеме СИОЗС и НПВП (86 пациентов) инцидентность – 0,634, а в группе, получавшей ТЦА и НПВП – 0,127.

Полученные данные позволяют сделать вывод, что при назначении СИОЗС и НПВП следует соблюдать осторожность в отношении развития пептических язв [26].

5. Заключение

Многочисленные исследования, в том числе выполненные с соблюдением принципов доказательной медицины, свидетельствуют о том, что антидепрессанты являются эффективными средствами в лечении ряда болевых синдромов.

Клинические и экспериментальные данные подтверждают предположение о том, что анальгетические свойства этой группы веществ имеют самостоятельный характер и не являются вторичными по отношению к их основному – антидепрессивному – эффекту.

Однако стоит иметь в виду, что антидепрессанты оказывают действие на болевой синдром опосредованно, поэтому их целесообразно использовать в комбинации с другими методами лечения (лекарственными и нелекарственными).

В настоящее время не существует универсального алгоритма выбора антидепрессанта для лечения болевого синдрома, так как у каждого пациента существует различный вклад дисфункционального компонента в общую картину заболевания. Поэтому для лечения пациентов с хроническими болевыми синдромами необходим мультидисциплинарный подход (с участием врача-психиатра и других специалистов) для определения и реализации индивидуального плана лечения.

Источник: //functionalsymptoms.org/antidepressants_pain_treatment

Лечение болевых синдромов антидепрессантом венлафаксином

Антидепрессанты для лечения невралгии

А.Б. Данилов, О.К. Раймкулова

Для лечения болевых синдромов нашли применение антидепрессанты, к которым прежде всего относится трициклический антидепрессант амитриптилин. К сожалению, его применение при болевых синдромах ограничено из-за побочных эффектов.

В связи с этим внимание специалистов привлекли к себе препараты новых поколоний, в частности венлафаксин, который отличается более благоприятным профилем безопасности.

В настоящем обзоре обобщены клинические и патофизиологические данные, касающиеся применения этого препарата при различных болевых синдромах.

Применение антидепрессантов при хронической боли

Большое депрессивное расстройство и генерализованное тревожное расстройство часто сопровождаются хроническими болевыми синдромами.

Примерами таких синдромов могут быть боль в спине, головная боль, боль в желудочно-кишечном тракте и боль в суставах.

Кроме того, большие трудности лечения представляют и ряд болевых синдромов, не связанных с депрессивными и тревожными расстройствами (диабетическая и постгерпетическая невралгия, раковая боль, фибромиалгия).

Связь между большим депрессивным расстройством и генерализованным тревожным расстройством с болевыми и не болевыми соматическими симптомами была отмечена клиницистами уже давно [15–18].

В одном международном исследовании было показано, что при первичном осмотре 69% пациентов с глубоким депрессивным расстройством имели только соматические жалобы и у них не было ни одного психопатологического симптома [37].

В другом исследовании было продемонстрировано, что увеличение количества физических симптомов увеличивает вероятность наличия у пациента депрессивного или тревожного расстройства [14, 15, 17].

Помимо большого депрессивного и генерализованного тревожного расстройства, боль является одной из основных жалоб при фибромиалгии, синдроме раздраженной кишки, хронической тазовой боли, мигрени, вульводинии, интерстициальном цистите, симптоме височно-нижнечелюстного сустава.

Некоторые исследователи предполагают, что такие нарушения аффективного спектра, как большое депрессивное расстройство, генерализованное тревожное расстройство, социальные фобии, фибромиалгия, синдром раздраженной кишки и мигрень могут иметь общую генетическую предрасположенность.

Точная причинно-следственная связь между хронической болью и депрессией остается неизвестной, но выдвигаются следующие гипотезы: депрессия предшествует развитию хронической боли; депрессия является результатом хронической боли; эпизоды депрессии, встречающиеся перед началом хронической боли, предрасполагают к развитию депрессивных эпизодов после начала хронической боли; психологические факторы, такие как дезадаптивные копинг-стратегии, способствуют формированию взаимодействия между депрессией и хронической болью; депрессия и боль имеют сходные характеристики, но представляют собой различные нарушения [6].

Многочисленные исследования показали, что антидепрессанты двойного действия (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина — СИОЗС, и норадреналина), используемые для лечения депрессии, также могут быть эффективны при лечении хронической боли [2, 4, 5, 21, 22, 32, 40, 43].

Препараты двойного действия, такие как трициклические антидепрессанты (амитриптилин, кломипрамин) и венлафаксин, или комбинация антидепрессантов с серотонинергическим и норадренергическим эффектом, продемонстрировали бoльшую эффективность лечения по сравнению с антидепрессантами, действующими преимущественно на одну нейромедиаторную систему [35, 39].

Так, флуоксетин (за счет преимущественного увеличения серотонина) и дезипрамин (за счет преимущественного увеличения норадреналина) вызывают более быстрый и лучший терапевтический эффект, чем монотерапия дезипрамином [31].

В другом исследовании [46] было показано, что кломипрамин (антидепрессант двойного действия) вызывает ремиссию депрессии в 57—60% случаев по сравнению с группой пациентов, которые принимали моноаминоергические антидепрессанты — циталопрам или пароксетин (ремиссия всего у 22—28% пациентов). Мета-анализ 25 двойных слепых исследований выявил более высокую эффективность антидепрессантов двойного действия (кломипрамин и амитриптилин) по сравнению с трициклическими антидепрессантами моноаминергического действия (имипрамин, дезипрамин) и селективными ингибиторами серотонина (флуоксетин, флувоксамин, пароксетин, циталопрам) [3].

Анализ 8 клинических исследований по изучению эффективности венлафаксина по сравнению с селективными ингибиторами серотонина (пароксетин, флуоксетин, флувоксамин) обнаружил, что частота ремиссии после 8-недельного приема препаратов была значительно выше в группе пациентов, получавших венлафаксин (45%) по сравнению с теми, кто получал селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (35%) или плацебо (25%) [44].

Двойное воздействие на серотонин и норадреналин обусловливает более выраженный эффект и при лечении хронической боли [25, 37, 47]. Как серотонин, так и норадреналин вовлекаются в контроль боли через нисходящие пути болевой чувствительности [47].

Это объясняет, почему большинство исследователей обнаруживают преимущество антидепрессантов с двойным действием для лечения хронической боли. Точный механизм действия, путем которого антидепрессанты вызывают аналгетический эффект, остается неизвестным.

Тем не менее антидепрессанты с двойным механизмом действия обладают более длительным обезболивающим эффектом, чем антидепрессанты, которые воздействуют только на одну из аминергических систем.

Лечение венлафаксином

Применение трициклических антидепрессантов при болевых синдромах ограничено из-за многочисленных побочных эффектов, таких как седация, когнитивные нарушения, ортостатическая гипотензия, нарушения сердечного ритма, сухость во рту, запоры, что связано со сродством трициклических антидепрессантов к мускариновым, холинергическим, гистаминовым и a1-адренорецепторам.

Препарат венлафаксин, как и трициклические антидепрессанты, ингибирует обратный захват серотонина и норадреналина, но отличается более благоприятным профилем безопасности, так как не имеет сродства к мускариновым, холинергическим, гистаминовым и a1-адренорецепторам. Венлафаксин продемонстрировал свою эффективность и безопасность на нескольких моделях животных [18, 24, 36, 45], здоровых добровольцах и пациентах с разными болевыми синдромами.

В исследовании E. Lang и соавт. [19] применение венлафаксина привело к снижению проявлений гипералгезии, вызванной хирургической компрессией седалищного нерва. Эффект был обнаружен как при профилактическом приеме венлафаксина (перед операцией), так и при применении венлафаксина после операции, т.е.

после развития нейропатического повреждения [19]. В другом исследовании [23] однократная доза венлафаксина не оказывала эффекта на здоровых крыс, тогда как на моделях с хронической компрессией седалищного нерва было отмечено повышение болевого порога.

В исследованиях с многократным приемом венлафаксина была продемонстрирована эффективность в группе здоровых крыс и крыс с хронической компрессией седалищного нерва.

Эти эффекты подавлялись a-метил-p-тирозином (ингибитор синтеза норадреналина) и парахлорфенилаланином (ингибитор синтеза серотонина), но не налоксоном (опиоидный антагонист), что указывает на особый механизм действия венлафаксина, не связанный с опиодными нейротрансмиттерными системами.

В исследовании на крысах с винкристин-индуцированной нейропатией оценивали интегративный супраспинальный болевой ответ — вокализацию в ответ на надавливание лапы, и спинальный С-волоконный ноцицептивный вызванный рефлекс [24].

Результаты показали, что венлафаксин индуцирует дозозависимое повышение порога вокализации при тесте надавливания на лапу и умеренное, но дозозависимое подавление С-волоконного вызванного рефлекса.

Следовательно, оба супраспинальный и спинальный механизмы могут быть вовлечены при антигипералгетическом эффекте венлафаксина.

На моделях крыс с односторонней мононевропатией [45] показано, что венлафаксин в комбинации с трамадолом увеличивает болевой порог по сравнению с применением только венлафаксина или только трамадола, или плацебо. Эти факты могут указывать на то, что венлафаксин может усиливать антиноцицептивные эффекты опиоидов.

На другой модели изучения эффектов венлафаксина [36] был продемонстрирован дозозависимый антиноцицептивный эффект у мышей после интраперитонеального введения препарата.

Косвенный рецепторный анализ показал, что венлафаксин воздействовал на k-опиоидные и o-опиоидные субтипы рецепторов, а также на a2-адренергические рецепторы.

Данное исследование указывает на возможное вовлечение опиоидных систем при применении венлафаксина.

Аналгетический эффект венлафаксина у людей изучен в группе из 16 здоровых добровольцев в рандомизированном двойном слепом перекрестном исследовании [10]. У испытуемых, получавших венлафаксин, отмечалось достоверное повышение болевых порогов после одиночной электрической стимуляции. При холодовой пробе и тесте с болевым прессором не было получено достоверных изменений болевых порогов.

Также были проведены многочисленные исследования эффективности венлафаксина у пациентов с хроническими болевыми синдромами.

Кроме того, было проведено открытое исследование, длившееся 1 год, по изучению эффективности и безопасности венлафаксина у 197 пациентов с диагностированным большим депрессивным расстройством с болевым синдромом или без него [6]. Лечение трициклическими антидепрессантами, также как и СИОЗС у этих пациентов оказалось безуспешным.

Тяжесть депрессии оценивалась по шкале Гамильтона, а интенсивность боли — по визуальной аналоговой шкале (ВАШ). Пациенты принимали пролонгированную форму препарата — венлафаксин-ХR. Доза венлафаксина-XR титровалась каждые 3 дня, средняя доза составила 225 мг 1 раз в день.

Использование дополнительных антидепрессантов и опиат-опиоидных аналгетиков не разрешалось, тем не менее, разрешалось применение ингибиторов циклооксигеназы-2 для кратковременного облегчения боли.

У пациентов в группе «депрессия+боль» наблюдались следующие виды боли: боль в спине, постоперационная боль в бедре, остеоартрит, фибромиалгия, комплексный регионарный болевой синдром, региональная миофасциальная боль, карпальный туннельный синдром, мигрень и боль, связанная с полиневропатией.

После применения венлафаксина отмечалось достоверное снижение количества баллов по шкале депрессии Гамильтона как у пациентов с депрессией, так и в группе пациентов «депрессия+боль». Помимо этого, у пациентов в группе «депрессия+боль» было отмечено достоверное снижение уровня боли по ВАШ. 11 пациентов были исключены из исследования по причине побочных эффектов, таких как тошнота, тревога, ажитация, сексуальные расстройства.

Ретроспективный анализ 5 двойных слепых с применением плацебо рандомизированных исследований для оценки влияния венлафаксина на различные симптомы, в том числе и на боль был проведен у пациентов с генерализованным тревожным расстройством без депрессии [26]. Применение венлафаксина пролонгированного действия привело к достоверно большему снижению болевых проявлений у пациентов с генерализованным тревожным расстройством через 8 нед и через 6 мес лечения по сравнению с плацебо.

Нейропатическая боль связана с повреждением собственно нервной системы на центральном (постинсультная, фантомная боль, тригеминальная невралгия) и периферическом уровне (диабетическая полиневропатия, постгерпетическая невралгия).

В отличие от ноцицептивной, нейропатическая боль плохо поддается лечению аналгетиками (в том числе опиоидными) и нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП).

Препаратами первой линии для большинства нейропатических болевых синдромов являются трициклические антидепрессанты (за исключением тригеминальной невралгии, при которой препаратом первого ряда является карбамазепин). К сожалению, частые побочные эффекты ограничивают широкое применение трициклических антидепрессантов.

Эффективность венлафаксина исследовалась при болевой форме диабетической невропатии [7, 11, 18, 39], полиневропатии [38] и нейропатической боли вследствие рака молочной железы [42].

В исследование венлафаксина при болевой диабетической невропатии было рандомизировано 244 пациента без депрессии, которые получали венлафаксин-XR в дозе 75 мг/сут (81 пациент), 150–225 мг/сут (82 пациента) или плацебо (81 пациент) сроком до 6 нед [18].

Пациенты, включенные в исследование, испытывали ежедневную боль умеренной или выраженной интенсивности (по ВАШ) по крайней мере на протяжении 3 мес, предшествовавших исследованию.

Пациенты, получавшие венлафаксин-XR в дозе 150–225 мг/сут, продемонстрировали достоверно более выраженное снижение интенсивности боли к 3—6-й нед лечения по сравнению с плацебо и к 5—6-й нед лечения по сравнению с пациентами, получавшими 75 мг/сут.

Наиболее выраженное улучшение отмечалось на 6-й нед лечения. Этот факт указывает на то, что для адекватной оценки аналгетической эффективности венлафаксина необходим 6-недельный курс лечения.

Наиболее частым побочным эффектом в этом исследовании была тошнота, которая проявлялась у 5% пациентов в группе, принимавшей плацебо, у 22% — в группе пациентов, принимавших 75 мг венлафаксина, и у 10% пациентов, принимавших 150–225 мг венлафаксина. Выход из исследования из-за побочных эффектов составил 4, 7 и 10% соответственно в группе плацебо, принимавших 75 мг и 150—250 мг венлафаксина.

Рандомизированное, контролируемое, двойное-слепое, тройное-перекрестное исследование оценивало эффективность венлафаксина, имипрамина и плацебо у пациентов с болезненной формой полиневропатии, длящейся не менее 6 мес [38].

Доза венлафаксина титровалась до 112,5 мг 2 раза в сут, имипрамина до 75 мг 2 раза в сутки. Оценка эффективности проводилась через 4 нед лечения.

Пациенты, которые получали венлафаксин, продемонстрировали достоверное улучшение по сравнению с плацебо (р

Источник: //www.paininfo.ru/articles/3303.html

Невралгия: такая разная, но всегда мучительная

Антидепрессанты для лечения невралгии

Боль… Острая, жгучая, режущая, дергающая, пронзительная, мучительная, порой практически нестерпимая… Звучит пугающе, не правда ли? И все это не описание каких-нибудь средневековых пыток, а всего лишь наиболее типичные симптомы хорошо известного заболевания – невралгии.

Невралгия, т.е. патологическое состояние ствола или ветвей какого-либо нерва, сопровождающееся возникновением острой, жгучей боли, считается одной из наиболее распространенных патологий периферической нервной системы.

Несмотря на общность ведущего симптома (острая боль), различные варианты невралгий могут существенно отличаться по тяжести течения, сопутствующей симптоматике и эффективности консервативного лечения.

Причины и классификация невралгий

Причины невралгий весьма разнообразны: спровоцировать заболевание могут воспалительно-инфекционные процессы, различные травмы (порой весьма незначительные), переохлаждение, возрастные изменения, интоксикации и обменные нарушения.

Характер невралгий также сильно отличается в зависимости от того, какая часть нерва поражена. Типичная для невралгии боль может развиваться как при поражении самого ствола нерва, так и при локализации патологического процесса в нервных сплетениях, в месте выхода нерва из позвоночного канала, в мягких тканях, окружающих нерв.

По этому признаку невралгии принято разделять на первичные (возникшие без сопутствующих патологий) и вторичные (симптоматические).

Кроме того, невралгии делятся на несколько типов по локализации болевого синдрома: вертеброгенную (в т.ч.

затылочную и невралгию наружного кожного нерва бедра), межреберную и реберно-ключичную, невралгии черепно-мозговых нервов (тройничного нерва, крылонебного узла, языкоглоточного нерва).

Общие симптомы невралгии

При всех типах невралгий пациентов больше всего беспокоит сильная боль в области, которую иннервирует пораженный нерв. Острая, колющая, тупая или ноющая боль возникает приступообразно, нередко отягощается сопутствующими вегето-сосудистыми нарушениями в виде покраснения кожи и слезотечения, а также мышечными судорогами и тиками.

В некоторых случаях боль сопровождается повышенной потливостью и чувством жжения. Болевой приступ может быть кратковременным и проходить самостоятельно, но в большинстве случаев для его купирования необходим прием обезболивающих препаратов.

Характерной диагностической особенностью всех видов невралгии является сохранность кожной чувствительности, двигательных функций и отсутствие структурных изменений в нервной ткани.

Особенности разных видов невралгий

Межреберная и реберно-ключичная невралгия характерна для пожилых пациентов, т.к.

ее причиной обычно служат дегенеративно-дистрофические изменения в хрящевой ткани позвоночника и необратимые изменения сосудистых стенок.

Чаще всего этот вид невралгии развивается как осложнение остеохондроза грудного отдела позвоночника, в некоторых случаях – вследствие травм грудной клетки или опоясывающего лишая.

Диагностическими признаками межреберной невралгии служат приступы острой боли в зоне ребер, которая усиливается на высоте вдоха и выдоха, а также при чихании или кашле. Кроме того, больной испытывает затруднения при попытках изменить положение тела или при поворотах.

Невралгия тройничного нерва чаще всего встречается у женщин после 40 лет.

Боль также носит приступообразный характер и может появляться спонтанно, при раздражении громкими звуками, ярким светом, резких перепадах температуры (например при употреблении холодной или горячей пищи) и т.д.

Спровоцировать новый приступ может и механическое или воспалительное раздражение т.н. пусковых зон (кончика и крыльев носа, десен и верхней губы).

При невралгии тройничного нерва пациент испытывает очень острую и мучительную боль, которая может продолжаться от нескольких минут до нескольких часов. В отдельных случаях затянувшийся приступ становится причиной психических расстройств. Во многих случаях приступ сопровождается ощущением жжения, слезотечением и слизистыми выделениями из носа.

Вертеброгенная невралгия одинаково часто встречается у пациентов любого возраста, т.к. ее причинами могут быть не только дегенеративно-дистрофические изменения хрящевой ткани позвоночника, но и различные травмы и чрезмерная физическая нагрузка, а также локальное переохлаждение.

Этот вид невралгии возникает при поражении корешков спинномозговых нервов, отходящих от позвоночника, и локализация боли зависит от уровня поражения позвоночника (шейного, грудного или поясничного отдела).

Как правило, заболевание начинается внезапно, с появления острой колющей боли по ходу корешка спинного мозга, и сопровождается выраженным напряжением мышц спины, а также скованностью и вынужденным положением больного.

Общие принципы лечения невралгий

Лечение всех видов невралгий направлено на устранение травмирующего фактора и сопутствующего заболевания (остеохондроза, воспаления и т.д.).

Эффективность назначаемой терапии во многом зависит от точности диагностики – выявления причины невралгии и места ее локализации.

Именно поэтому страдающему от боли пациенту так важно своевременно обратиться за квалифицированной медицинской помощью. И чем раньше это будет сделано, тем проще будет справиться с заболеванием.

В настоящее время подход к лечению нейропатических болей предполагает комплексное воздействие на их патофизиологический механизм. То есть можно сказать, что основой лечения невралгий является назначение эффективного обезболивания. С этой целью используются самые разные препараты, которые принято условно разделять на 3 группы: местные анальгетики, адъювантные анальгетики, опиаты.

В качестве местных анальгетиков используются препараты, способные хорошо проникать через кожу, оказывать локальное действие и при этом практически не проникать в системный кровоток, не вступать в лекарственное взаимодействие и не вызывать серьезных побочных эффектов.

Всем этим требованиям соответствуют препараты на основе лидокаина: 2,5–5%-ные гели с лидокаином успешно применяются при невралгиях и вторичных нейропатических болях, хорошо переносятся большинством пациентов и дают хороший, хотя и кратковременный обезболивающий эффект.

Как местнораздражающее одно время рекомендовались мази и кремы, содержащие капсаицин, но сегодня такие препараты используются редко, т.к. их эффективность поставлена под сомнение.

К числу адъювантных анальгетиков относят антиконвульсанты и антидепрессанты.

Особенно востребованы антиконвульсанты в терапии тригеминарной невралгии и комплексного регионарного болевого синдрома. Чаще всего пациенту назначаются карбамазепин, фенитоин, клоназепам, вальпроевая кислота, ламотриджин, габапентин. Следует напомнить, что все препараты этой группы могут применяться только под врачебным наблюдением и по строгим медицинским показаниям.

Также для лечения невралгий используются трициклические антидепрессанты и антидепрессанты-ингибиторы обратного захвата серотонина: амитриптилин, флуоксетин и т.д. Для достижения максимального обезболивающего эффекта антидепрессанты назначаются в комплексе с антиконвульсантами (например, амитирптилин с клоназепамом).

В качестве адъювантного анальгетика также могут назначаться кетамин, декстрометорфан, глюкокортикоиды, фентоламин, баклофен, тиаприд.

Применение опиатов в лечении невралгий сегодня весьма ограничено и многими специалистами подвергается сомнению. Чаще всего препараты этой группы (трамадол) назначаются пожилым пациентам, плохо переносящим трициклические антидепрессанты и антиконвульсанты.

Кроме того, в остром периоде невралгии может назначаться блокада пораженного нерва, а также курс инъекций НПВС и ненаркотические анальгетики.

Очень перспективным считается использование комплексных витаминных препаратов (группы В), обладающих доказанными нейропротекторными свойствами. При необходимости применяются местнораздражающие средства и растирания.

Также дополнительно могут назначаться физиотерапевтические процедуры и мануальная терапия.

Если же проводимая консервативная терапия не дает необходимого эффекта и рецидивы невралгии повторяются, пациенту рекомендуется хирургическое лечение – высвобождение нерва (если он сдавлен окружающими тканями) или разрушение (рассечение) концевой ветки пораженного нерва. Подобное лечение, как правило, дает очень хороший устойчивый результат и неплохо переносится пациентами любого возраста.

Татьяна Гитун, врач

Вернуться к списку статей номера

Источник: //aptekarjournal.ru/archive/2012/141/4898.html

МедСтраница
Добавить комментарий